Хроники Нарнии: Лев, Колдунья и волшебный платяной шкаф

Фильмо- и книгочелленджи я в прошлом году успешно провалила, ну да неважно. Продолжу в этом.
На днях в поисках вдохновения полезла читать старые сказки. Перечитала Алису, хотела взяться за Питера Пена, но глаз упал на Хроники Нарнии.
Так уж вышло, что в детстве я обошла стороной эту чудесную книгу; да и фильм тоже. Телевизор мне смотреть было нельзя, а книги подобного рода были только в библиотеке. Конечно, дома были огромные шкафы с многотомниками, но в основном это была классика, и в основном русская. Волшебных сказок, которые я так любила, было мало, и Хроники Нарнии так мне и не попались.
Поэтому я с воодушевлением взялась за прочтение совершенно незнакомой мне истории.

Алерт! Спойлеры! Немного, но есть довольно значительные.

[шкаф Платяной]Первое, что меня поразило - скорость развития событий. Вот я открыла книгу - первая страница - и они уже в доме профессора, мы введены в курс дела и начинаем забег по секретам дома. Для меня, как любителя неспешного повествования (и жевания соплей хд), это стало шоком. Но шоком, надо сказать, приятным. Книга мгновенно погружает в свою атмосферу, не размениваясь на долгое предисловие. Ещё пара страниц - и вот мы уже в Нарнии вместе с Люси и знакомимся с дружелюбным фавном.
Хочется отметить, что, несмотря на явно чёрно-белое повествование (книга всё же для детей), такое резкое разделение отторжения не вызвало. Герои, хоть и маленькие, весьма неглупы и вызывают симпатию. Про жителей Нарнии вообще сказать нечего - они настолько колоритны, что дух захватывает. В такую сказку хочется верить.
Другим потрясающим моментом стали описания природы. Все мы помним, как скучно было в детстве (а кому-то и до сих пор) читать эти бесконечные пейзажные зарисовки. Здесь же описания настолько красочные и сочные, что не хочется, чтобы они заканчивались. Возможно, дело в моём собственном живом воображении, но я словно наяву видела все красоты Нарнии - от заснеженных полей и лесов до цветущих лугов и ледяного замка Колдуньи. К слову, картинки, встающие перед моим мысленным взором, весьма отличались от тех, что показали в фильме; но об этом позже.

Сюжет, не изменяя себе, катился невероятно стремительно, ни на минуту не давая заскучать. Минуту назад мы мирно ужинали в бобровых хатках - и вот уже несёмся по узкой тропинке от клыкастых волков. И хотя я, как уже сказано, предпочитаю более размеренное повествование, думаю, для детей это в самый раз.


[шкаф Волшебный]Прочитав в книгу буквально взахлёб, я полезла искать фильм. Судя по отзывам и тем отрывкам, что мне удавалось ухватить в детстве, он должен был быть замечательным. И он не подвёл.
На удивление точное повторение книги, практически дословное (особенно хорошо это видно, когда ты книгу едва-едва дочитал). Те изменения, что внесены, пошли только на пользу. Некоторые - вроде сцены с побегом от волков (обеих сцен) - понятно, что сделаны для кинематографичности, но ругать их язык не повернётся. Всё-таки, кино - не то же самое, что и книга, и передать напряжение, когда герои просто идут по лесу, опасаясь погони, практически невозможно. А то, как выделили Колдунью во время финальной битвы, вообще однозначная победа фильма. В книге битва была немного... невнятная, а Королеву вообще убили будто бы походя, как рядового врага. В фильме это гораздо красочнее и эпичнее, сразу видно - это Главная Злодейка. И она действительно опасна. Так же здесь же упомяну - Сьюзен выстрелила из лука! В книге кинжал Люси и лук Сьюзен остались для меня невыстрелившим чеховским ружьём - в фильме это немного пофиксили. Зато Дед Мороз не подарил ничего чете Бобров. Немного обидно за них.
Ещё одним однозначным плюсом стало то, что герои таки учились стрелять и сражаться - пусть немного, но хоть не с места в карьер.
Немного выбелили Эдмунда, а Сьюзен и Питеру, напротив, добавили личностных недостатков, что тоже сделало их глубже и живее. (На мой взгляд, в книге Сьюзен вообще довольно картонная - за время прочтения я так и не составила мнения о ней).
Лапушка-Люси осталась той же чудесной девчушкой, Тумнусу добавили сцену - и, боже, как он хорош! Ладно, пардон, тут ещё и моя личная любовь - МакЭвой. Но Тумнус и правда невероятно милый фавн! Аслан - просто нет слов. Я пищала и верещала, когда он появлялся в кадре и заспамила подругам весь чат. Лев! Живой! Пушистый! Королева чудо как хороша - помимо того, что это моя любимая Тильда Суинтон - что уже обеспечивает ей море восхищения - она потрясающий персонаж. Сказочный злодей, который кажется реалистичным! А как она вся аж сдулась от облегчения, когда Аслан погиб! Ух! Невероятно!
Чудесные реалистичные звери (уж не знаю, может, какой биолог и найдёт несоответствие, но меня точно всё более чем устраивает. В конце концов, это волшебная страна), потрясающие мифические создания. Ушастые фавны! Кентавры в доспехах! Грифон! Леной дух из листьев! К злобным тварям также нет претензий - они все невероятно колоритны. Чего стоит гном, таскающий свою бороду в руках. А виды - о, какие они невозможно прекрасные! Да, они отличаются от картинки из моей головы, но это отнюдь не делает их хуже, совсем наоборот.
В общем, как вы уже поняли, к визуалу у меня претензий нет и быть не может. И это при том, что смотрела я в плохом качестве (в этом плане я вообще не привередливая), и местами картинка покрывалась квадратами.
Какой там потрясающий саундтрек! Особенно колыбельная в самом начале. У меня шли мурашки. Музыка вообще везде была в тему.


В целом: фильм, как вы могли заметить, понравился мне больше. Это не значит, что книга мне не понравилась вовсе - нет! Оба произведения потрясающе цельные и гармоничные, очень красивые и захватывающие, заставляющие верить в чудо. И фильм, на мой взгляд, грамотно поработал над ошибками книги - пусть их и было совсем немного.
Что ещё? Я не знаю, что сказать. Фильм меня полностью заворожил, я как будто погрузилась в настоящую сказку. Советую всем любителям доброго фэнтези и хороших сказок.
Спасибо создателям за то, что переложили текст на картинку так старательно; и спасибо автору, который подарил нам эту замечательную историю.
  • Current Mood: Волшебное (и немножечко платяное)
  • Current Music: A Narnia Lullaby

Челлендж "без названия"

Как же часто я тут появляюсь, ммм.
Очередной челлендж. Внезапно неписи вместо пережёвывания своих персонажей, поэтому донесла сюда. Вотэтоповороты и мудаки даже по моим меркам. Другими словами, волшебная подборка. Итак, без лишних слов, переходим к текстам! (Первый драббл традиционно дно, поэтому его не будет).

[тыкнуть, чтобы читать]Vanilla Ninja – Liar


- Лгун! Как ты мог!
- Лилли, успокойся, это не то, что ты думаешь! - Дэйв замотался в покрывало.
- Лгун!
Она выскочила из комнаты, едва различая мир сквозь пелену слёз. Дэйв побежал было за ней, но она захлопнула дверь перед самым его носом.
- Лилли!
- Не хочу тебя видеть!
Она плюхнулась на край ванны и безудержно зарыдала. Перед глазами мелькали кадры их совместной жизни: зоопарк, первый поцелуй возле пруда с лебедями, заляпанное мороженым новое платье; первый совместный пикник и не вовремя появившиеся туристы; горнолыжный курорт, где они обнимались на снегу; знакомство с родителями; предложение в самом дорогом ресторане города; Дэйв, обжимающийся с коллегой в их, их кровати!
Она распахнула дверь и швырнула кольцо с бриллиантом прямо в его наглую рожу.
- Забирай! И можешь валить из квартиры сию же секунду!
- Лилли, милая, послушай..
- Я ничего не хочу слышать!
Она вытерла горячие слёзы и достала пакет с верхней полки. В него полетели крем для и после бритья, зубная щётка, бритва, шампунь и полотенце для ног. Резиновые ракушки, уютно расположившиеся на полу ванной, отдираться не желали, и Лилли полезла за ножницами в ящик под раковиной. Между расчёской и кремом для рук уютно расположился пистолет. Дэйв называл его “пукалкой”, когда она ходила в тир тренироваться.
- Что ж, посмотрим, на что способна эта “пукалка”, - прошептала Лилли, распахивая дверь.


TAEYEON (태연) – I Got Love

Для этого драббла у меня даже иллюстрация есть. Спасибо подруге, подогнавшей песню и ассоциации.

Она сидела за столиком кафе, отделённая от меня только тонкой стеклянной перегородкой. Она была воплощением совершенства - точёные скулы, изящные пальчики, карие глаза, волосы уложены волосок к волоску. Она даже ела, как принцесса: пользовалась вилкой и ножом, отставляла один пальчик в сторону, когда пила кофе, и наклоняла свою хорошенькую головку на бок, когда разговаривала с официантом.
Я заметил её полгода назад. По вечером, в будни, она приходила сюда за чашечкой кофе и фирменным пироженым, а я наблюдал за ней из-за перегородки, не осмеливаясь подойти ближе. За это время я изучил все её привычки. Когда она бывала расстроена, она просила больше салфеток и промакивала ими глаза. В хорошие дни она мило общалась с официантом и я ненавидел шум толпы за то, что не мог слышать её, несомненно, волшебный голосок. По праздникам она приходила в компании подруг - они тоже были весьма милы, но даже близко не дотягивали до моей возлюбленной.
Я так часто наблюдал за ней, что мне казалось - мы знакомы. По ночам мне снилась её улыбка и я с нетерпением ждал вечера, чтобы увидеть её наяву
И вот, сегодня, наконец, свершится - я признаюсь ей в своих чувствах. Я даже хотел купить кольцо - но, думаю, нужно сначала спросить её мнения. Вдруг она подумает, что я слишком тороплюсь?
Я подождал, когда она допьёт кофе - не хотел мешать - и осторожно приблизился к столику.
- Здравствуй, - сказал я, - я давно хотел тебе сказать… Возможно, я выгляжу глупо, ведь ты меня даже не знаешь, но зато я знаю тебя! Я долго думал, как сказать об этом, и вот я решился. Я хочу сказать, что я… Понимаешь...
- Брось, милашка, я всё понимаю, - неожиданно басом ответила моя нимфа, - давай, на чём мне расписаться?
Я бежал из кофейни так быстро, что споткнулся о порог. Как жаль, ведь здесь варили отличный кофе.

y7Cg1t9kP4Y[1]

Екатерина Яшникова – Миноры

На зеркале в ванной висело послание. Как обычно, он ушёл до того, как она успела проснуться - всё верно, это её муж в отъезде, а его жена дома и ждёт, когда он вернётся с работы, где его опять “задержали заполночь”.
Она провела пальцами по тонкой бумаге. “Завтра не смогу, надо отвезти сына на секцию. Люблю тебя”. Так мало слов, так много боли. Бумага полетела в мусорку. Одной в доме было невыносимо пусто. Ловить его взгляд поверх монитора и то не так тоскливо, как выбрасывать все напоминания об их любви. Муж вернётся только через три дня, но два из них - выходные, и любимый всегда отдаёт их семье, а третий - завтра. А значит, снова дни в одиночестве, и лучше уж оно, чем общество ненавистного мужа, который вернётся уже в понедельник и будет бесконечно расспрашивать её о том, как она провела неделю без него. Как ей хотелось сказать правду в ответ на его вопросы! Слова теснились в груди невысказанной болью, но она выпускала их только на бумагу дневника, который оставался золой в камине. Как и цветы, что подарил любимый.
В зеркале отражалось её лицо - слипшиеся от слёз ресницы и красные глаза. Иногда она завидовала любимому - его любили две женщины сразу. А её - её никто не любил.


Ruelle – Bad Dream


Когда-то была одна Мечта. Мечта была такая огромная, что хозяйка каждый раз боялась за нее браться - вдруг ничего не получится? И Мечта раз за разом убиралась на задворки сознания. На задворках было уютно. Там её освещало солнце памяти и грел душевный огонь. Иногда на задворки заходила и хозяйка Мечты. Она разворачивала брезент и любовалась тем, как на боках у Мечты играет солнце, и какие чудесные цвета рождаются прикосновением. Намечтавшись вдоволь, хозяйка вновь убирала Мечту и возвращалась к своим повседневным заботам. Она вновь убиралась и стирала, готовила обед и отчёт на работу, оттирала пригоревшую посуду и разрисованные обои. Она была обычной женщиной, и её дни были бы такими же обычными, если бы не Мечта. Мечта согревала её жизненный путь, надеясь однажды увидеть свет.
Мечта умерла со своей хозяйкой, и перед смертью она поняла - она была не Мечтой. Она была Лучом Света.

Средневековая AU*

Я тут принесла очередную кучу драбблов. На этот раз они связаны не методом создания, а, внезапно, сюжетом.

Так уж вышло, что сразу после сессии у меня случился творческий кризис. Наверняка все, кто переживал эту пытку знаниями помнят, как активируется мозг в этот период. "Мону Лизу нарисуешь, лишь бы не учить". Вот и у меня всегда во время сессии "куча идей, куча идей", которые, конечно, совершенно нет времени воплощать.
А после сессии апатия, лень и полнейший раздрай. В этом году июль выпал ещё и на адскую жару, которую я не терплю совершенно, и добивающим комбо я зашла в тупик в продумывании своих персов.
Мне было грустно, мне было тошно. Я почти ненавидела своих персонажей, но по инерции продолжала мучить, теребить, трясти их, пытаясь развить хоть что-то. И в этот печальный момент моя тоже пишущая подруга посоветовала мне отвлечься. Отложить их, подумать что-то другое.

Недолго думая (ну то есть долго, конечно, и с мозговзрывающими страданиями), я вдохновилась прекраснейшим мюзиклом "Notre Dame de Paris" и пошла писать на свой первый мир, по своим старым персонажам. Но так уж вышло, что сеттинг вырулил куда-то не туда, где был, а прямиком во Францию высокого Средневековья. Да ещё и магия вся куда-то испарилась, оставив меня наедине со средневековыми реалиями.
Так родилась эта AU.
На самом деле, было даже проще, ибо гуглить существующие порядки значительно быстрее, чем выдумывать свои.

(*AU - рассказ, в котором герои из мира канона попадают в другой мир или другие обстоятельства, никак с каноном не связанные.)
1_7XmO-X6oQ[1]

Ну, обозвала всё это дело АУшкой и стала усиленно думать, кто там что. Надумала биографию четверым персам из пяти, сюжет в общих чертах для троих, нового персонажа и написала десяток драбблов. На этой радостной ноте временно заброшенные персонажи "мира №2" (который теперь называется "Город", но это тоже временно, пока у обозначенного города не появится название) вернулись, выперли обосновавшихся было надолго жителей "мира №1" и начали активно продумываться.

Так что я тут с кучей драбблов по новой АУ, которыми хочется поделиться)

[много букв и музыка]

Итак, персонажи.
Советую прочитать или хотя бы одним глазком глянуть, ху из ху, иначе драбблы рискуете не понять.

Начнём с Адриана. Он монах, и всегда им был. Но если раньше он исповедовал недопридуманную мною упоротую религию, то в АУ стал тривиальным (он от этого не менее крутым) католиком. Робок, честен, богобоязнен. Неожиданно для себя влюбляется в девушку-циркачку (нет, ни разу не слизано с Фролло хд).

Джуфа. Девушка-циркачка (канатоходка), в которую влюблён Адриан. Она, разумеется, об этом не знает, живёт себе спокойно, кочует по городам с отцом и братом. Иногда заезжает в город, в котором находится монастырь Адриана, заставляя его сердце биться быстрее. Неожиданно выходит замуж за человека далеко не своего круга, провоцируя этим сюжет (нет, не Эсмеральда хд).

Вольф. Брат Джуфы, развязный парень, акробат, огнеглотатель, и просто приятный со всех сторон молодой человек. Он претерпел больше всех изменений: стал Джуфе братом (был дядей), петемнел, посмуглел и помолодел. Характер, правда, не изменился ничуть: всё такой же бабник и любимец женщин.

Реджина. К предыдущей тройке отношения не имеет, и сюжетной связи тоже. Она умудрилась тоже выйти замуж (ибо Средние Века - это либо монастырь, либо замуж, а в монастыре у меня другой персонаж), причём за свой извечный романтический интерес. Поменяла имя на "Регина" в угоду сеттингу, избавилась от магии, которой здесь не предусмотрено и вообще неслабо изменилось. Характер упёртый и слегка мизантропичный. Хроническая одиночка.

Тешик. На сомо деле он, конечно, Теодор, но я привыкла называть его Тешиком. Феодал, женат на Реджине. Отношения у них, мягко говоря, никакие. Детей нет из-за бесплодия Джины, хотя женаты уже лет десять, так что контакты друг с другом ограничены максимально. Живут в разных крыльях замка, считают друг друга дураками.
Тешик умён, силён, высок и красив, мечта любой женщины - кроме Реджины. Но вот фокала ему не досталось - вдохновение кончилось. Щито поделать?


Да, драбблы будут! Я ж ради них это всё и затеяла :D Я отсортировала их по хронологии событий и подписала, чей фокал. Надеюсь, будет понятно)
Плеер некрасиво вставляется, поэтому песни будут под драбблами.
А вот и они:

Вольф
В детстве всё было проще. Отец усаживал их перед костром и рассказывал сказки о чудовищах и героях. Он мог превратить в лягушку игрушечного рыцаря, а игрушечного дракона заставить выдыхать пламя. Они любили сказки о принцах и их подвигах на пути к даме сердца: сестра - за историю любви, а он - за приключения.
Тогда всё было так просто и понятно, и чёрное было чёрным, а белое - белым. Они выросли, и краски смешались.
Их раскидало по миру, и то, что они так любили, обернулось кошмаром.
Сестра повстречалась с чудовищем: он надел шлем, чтобы не было видно уродливого лица, заманил в своё логово и открылся тогда, когда она уже ничего не могла изменить. Сестра оказалась сильнее - она спаслась, уничтожив дракона, и сбежала на край света.
По его собственной жизни судьба прошлась огнём, обещая силу, способную его укротить. Он поверил - дурак! - и расплатился опалённым сердцем.
Он не был так силён, как сестра.
В детстве всё выглядело иначе. Краски были яркими и чёткими, потому что глаза не видели тумана, что их заслоняет. Он думал, что с возрастом станет умнее, но просто потерял способность видеть правду.



Вольф
Он сворачивает с дорожки в сад. Деревья превращают все звуки в шелест, словно перешёптываются. Наверняка обсуждают его или девушку, которую он пока не видит. Спустя пару минут и одно сгрызенное яблоко на глаза ложатся маленькие мягкие руки. Он улыбается, накрывает их своими ладонями и по очереди целует в запястья - от неё пахнет яблоками и сдобой. Она тихо смеётся, прижимается к его спине - такая маленькая! - и тянет вглубь сада. Она приводит его в укромный уголок и расстилает на траве плащ.
Они едят пироги с яблоками и болтают обо всём на свете. Она говорит о паломниках, что ходят в город поблизости через их деревню, о том, как собирать яблоки и как делать заготовки на зиму, а ему почему-то всё это интересно. Он рассказывает о своих путешествиях, о странных обычаях разных стран, о весёлых случаях в дороге - кажется, иногда он повторяется, но она всё равно слушает.
Они болтают до самого заката, пока она не наклоняется к нему близко-близко, так, что можно ощутить её яблочное дыхание, и тогда он её целует.
- Ты уверена? - шепчет он ей в губы.
Она в ответ улыбается и роняет его на траву.
А потом они лежат на спине, разглядывая звёзды, и соревнуются, кто знает больше созвездий. Конечно, он побеждает - она останавливается на трёх общеизвестных, а он беззастенчиво выдумывает ещё пару десятков, когда заканчиваются те, о которых ему рассказывал отец.
Утром она убегает очень рано, чтобы родители не хватились.
- Ты ведь приедешь ещё? На следующий год?
В её глазах столько надежды, что он не решается сказать “нет”.
- Конечно, - улыбается он.
Но оба знают, что это не правда. Такие, как он, не возвращаются.



Адриан
Всё меняется в один день.
На большой площади представление, люди текут туда рекой, толпятся на улицах, кричат и поют. Всем весело, всем радостно, среди народа кувыркаются акробаты, жонглёры и певцы, развращая умы. К ним подходят радостно, бросят монету-другую, а обезьянки в это время стащат весь кошелёк.
Он наблюдает за этой суетой со стороны, не вмешиваясь и не приобщаясь. Он словно тёмное пятно в пёстрой толпе, как ворона среди певчих птиц в своей сутане. Его обходят стороной, отворачиваются, чтобы его вид не напоминал о душе в праздник.
Когда его хватают за руки, он вздрагивает и поднимает глаза. Девушка-жонглёр, совсем молодая, лицо раскрашено, на платье пришиты перья.
- Вы такой хмурый, что вас просто необходимо развеселить! - кричит она радостно и тянет его за собой. Он идёт, не оправившись от изумления, будто на поводке, и останавливается, только когда она отпускает его руку.
Девушка-птица взлетает по тонкой лестнице под облака, на самый верх шеста, и кланяется рукоплешущей толпе.
- Свой номер я посвящаю самому хмурому человеку на этой ярмарке! - объявляет она и сходит на канат. Будто по воздуху, скачет она по верёвке, кувыркается и жонглирует цветными шарами, а он смотрит на неё и сердце стучит, как безумное и, кажется, лопнет, если верёвка оборвётся.
Всё заканчивается, конечно, благополучно, и она спускается на землю, посылая воздушные поцелуи. Они вдруг встречаются взглядом, и он почему-то снова вздрагивает, а она улыбается, глядя в его счастливое лицо.
В этот день для него что-то переменилось.



Вольф
Юных девушек обманывать так легко. Они глупы, они наивны, они готовы поверить в любую ложь. Расскажи им, что это платье им идёт - и они поверят; расскажи, что мир обрывается и низвергается водопадом в пропасть сразу после Испании - и они поверят; они поверят и в огонь, что живёт у него в желудке; и в дракона, логово которого он самолично видел - как где? в Альпах, конечно, они же только там водятся! Они поверят и в любовь к ним.
Они доверчивы и сами хотят быть обманутыми.
Он усвоил эту истину давно, и всегда ею пользовался, он заучил её, как буквы и цифры. Он был уверен, что знает об этом всё, но одно открытие ему ещё предстояло: его сестра тоже девушка.
Истина обрушивается, как ледяной дождь, пугает и тревожит. Они росли вместе, вместе играли, вместе учились; в конце концов, они ведь вместе обсуждали все его похождения! Как же так?
Сестру третий день не узнать. Она не ходит, а летает, мурлычет песню себе под нос, прикалывает цветы к волосам. Она улыбается всем вокруг, её глаза подёрнуты мечтательной дымкой, а когда она взбирается на канат, у него замирает сердце - сорвётся ведь, дурочка! А ей плевать, она влюблена.
Говорит с ним, а мыслями - далеко, там, где прилизанный прощелыга хвастается перед ней и клянётся в любви.
Он говорит ей: Одумайся! Он водит тебя за нос, дурочка, я знаю все эти приёмы!
Она отмахивается: Что ты понимаешь! Он такой нежный, такой внимательный! Ах, мы обязательно поженимся, нужно только благословение отца!
Он рвёт на себе волосы, тщетно надеясь всё объяснить, но сестре плевать, она влюблена. Она всего лишь девушка.
А девушки доверчивы и сами хотят быть обманутыми.



Джуфа
Она всегда была романтичной. С детства обожала сказки про рыцарей и прекрасных принцесс, подвиги во имя любви и “жили долго и счастливо”. Она была уверена - так будет и с ней. Ну и что, что бродяжка, ну и что, что за душой ни гроша - зато у неё большое сердце, открытое для любви, талант и вера в лучшее. У родителей же вышло!
Это была её любимая история: о прекрасном жонглёре, похитившем сердце простой дочки ткача, о любви длинной в несколько лет с побегом в конце. О двух кудрявых чертятах, плодах этой любви, и жизни, полной счастья. Оно было не вечным - как и всё в этом мире, - но что ей вечность! Ведь даже у сказок бывает конец.
Вот только в жизни он не счастливый.
Всё начиналось чудесно, как в мечтах: прекрасный принц, клятвы под луной, тайные встречи. Отец запрещал, брат предупреждал - дураки! Всё так и должно быть, любовь должна пережить испытания. Он обещал ей золотые горы, он был красив и умно говорил - разве нужно что-то ещё? Они обвенчались ночью, в маленькой часовенке, напугав священника своим пылом.
А потом они ушли в ночь, в другой город - родной для него.
Побегом её сказка и закончилась.



Вольф
Девушки всегда были от него в восторге. Когда он выходил на подмостки, в жилетке на голое тело и восточных шароварах, с цветными верёвочками в волосах, над толпой пролетал женский вздох. Он покорял огонь на сцене, а за кулисами девушки покорялись ему.
Все, кроме одной.
У неё были огненные волосы, глаза, как угли, и характер своенравнее дикого пламени.
Публика ревела от восторга после его выступлений, но потом на сцену выходила она. Она тонко улыбалась, брала в руки лютню и начинала петь. Её голос разносился над толпой, то поднимаясь до высот Олимпа, то низвергаясь водопадом, и слушатели рыдали и смеялись по её желанию. Каждый думал, что она поёт только для него, смотрит только в его душу, но он знал правду - глаза-угольки насмехались над ним.
И он пропал.
День за днём он изобретал новые трюки и новые фокусы, новые уловки, но всё было тщетно. Она расхохоталась ему в лицо и ушла, оставив наедине с унижением. Он был ничто перед ней, все его таланты растоптаны в пыль, а она танцевала на пепелище.
Он покорял графинь и королев, но его сердцем завладела простая певичка.



Джуфа
Нож разрезает плоть бесшумно, а скрежет металла по кости заглушает крик. Она уворачивается от удара и бьёт ножом снова.
Снова.
И снова.
Кровь брызжет фонтаном, пачкает шёлковую постель и бархатное платье, стекает по лезвию и рукам. После десятого - или двадцатого? зачем считать! - удара она бросает нож и пятится, глядя на мёртвое тело на кровати. Он лежит лицом вниз, недвижимый и будто бы безопасный. Обманщик! Ты и раньше таким казался!
Она поворачивает ему голову и смотрит в глаза. Бледно-голубые, как льдинки, они невидяще смотрят в пространство перед собой. На белый лоб падает капля крови, и она понимает - он мёртв. Совсем. Навсегда. Безумная улыбка разрезает её лицо.
Она свободна!
В комнату входит мистер Н., неся перед собой своё пузо, и она бросается к окну. Задвижка открывается невыносимо медленно, вопли за спиной сменяются тяжёлой поступью - но её уже не остановить.



Джуфа
В темноте знакомые улицы превращаются в лабиринт. Мрачные силуэты домов нависают над тобой, путают и заводят в тупик. Всё кажется одинаково чужим и пугающим, и только луна привычно скалится в лужах.
Она больно топает босыми ногами о мостовую, разбрызгивает луну и бежит дальше, оставляя мокрый след на камнях. Где-то позади лают собаки, но гораздо громче - и гораздо ближе - стучит собственное сердце. На страх времени не остаётся, она просто пробегает улицу за улицей и старается не думать о том, что ворота города давно закрыты.
Краем глаза она замечает лазейку в ровных рядах домов и протискивается в неё раньше, чем успевает подумать. По ту сторону стены - запах сена и ржание лошадей, и несколько мгновений ей кажется, что она выбралась, но из-за угла поднимается башня часовни, отнимая надежду.
Лай собак уже совсем рядом, можно даже различить голоса их хозяев. Возвращаться на улицу опасно. Она тихой тенью пробирается мимо низеньких построек и дёргает каждую дверь, молясь про себя, чтобы все монахи уже спали. Одна дверь поддаётся и она прокрадывается внутрь, готовая разрыдаться от облегчения. И цепенеет от страха, различив высокую фигуру у алтаря.



Реджина
Убегать от реальности она всегда умела замечательно. Зажмурить глаза, обнять колени и закрыть уши руками - и вот уже она уже не она, а эльфийская принцесса, потерянная отцом, или чёрная колдунья, ворующая детей под покровом ночи, или грозная воительница, несущаяся на римлян с мечом - а враги разбегаются в страхе, теряя деревянные ложки и рогатки.
Она научилась читать, и книги открыли ей новые миры, подарили возможность окунуться в неведомое. На скудное воображение больше можно не полагаться, всё придумано до неё, стоит только открыть страницы. Платон, Аристотель, Библия, Августин Блаженный, сотни баллад и легенд, - она читала всё, что попадалось под руку, не разбирая, впитывала в себя знания, и обдумывала всё перед сном.
Она предпочитала чтение весёлым играм, а одиночество - друзьям. Её не любили, но ей не было до этого дела. Ей хватало себя и сотен книг.
Она была странным ребёнком - все так говорили. Но девушкой она стала ещё более странной.
Когда ей сказали, что сын знатного лорда посватался к ней, она коротко кивнула:
- Что-то ещё, отец? Или я могу идти?
Он посмотрел на неё, как на чужую, и качнул головой.
- Свадьба осенью.
Она заперлась в пыльной библиотеке, листала книги, будто надеясь в них сбежать, и гнала от себя мысль о замужестве. Книги были привычными, старыми и шуршащими, полными мыслей и миров. Старые страницы с чёрными завитками букв.
С ними она словно убегала от жизни.
Казалось, последней, кого волнует её свадьба, была она сама. Сёстры носились по дому, собирая её приданое, мать с отцом готовились к приезду жениха, слуги сбились с ног, готовя спальни и угощение, а она сидела в саду, будто это её не касалось.
Когда надели платье, мать и сёстры дружно ахнули:
- Какая ты красивая!
Она смотрела в зеркало на свою нескладную тощую фигуру, россыпь веснушек на лице и оттопыренные уши и так хотелось сбросить всё - украшения, платье, кожу и улететь одним лишь невесомым духом.
Жених оказался пустоголовым бараном, думающем только о драках и выпивке. Он был высок, лохмат и крайне самоуверен. Кричал тосты громче всех, звенел бокалом и хохотал над шутками. А её сердце сжималось от страха, когда он прикасался к ней, и она с трудом сохраняла спокойствие.
На церемонии она зажмуривает глаза, сжимает чувства в комок и представляет, что она - не она, а незнакомая девица - красивая, конечно, с белым лицом и полной грудью, - и радостная от мысли, что скоро сочетается браком с любимым. А она сама парит над ними, невидимая, счастливая.
Увы, но тело держало её на земле.



Реджина
Внутри неё - клетка с чувствами. В ней маленькие когтистые зверьки, что терзают её душу, когда им удаётся вырваться.
Она ежедневно дрессирует их, объясняет, как себя вести и когда показываться, но они остаются дикими зверьми. Чаще всего они мирно спят, свернувшись клубком, как домашние котята, и совсем не мешают. Но их спокойствие обманчиво, а сон чуток. Чуть шум - и они взметаются ураганом, бросаются на прутья, дерут друг друга в клочья. Она стоит рядом, тщетно хлопая хлыстом, но они ярятся только сильнее.
Клетка прочная, и она укрепляет её, как только может, но есть только одно верное средство успокоить зверей - уйти. Отвлечься, забыть о них, не думать о том, что они могут освободиться - и тогда им наскучит, и они снова лягут. Но хвосты их подрагивают всегда, и она знает - всплеска ярости можно ждать в любой момент.
Муж трясёт её за плечи, ожидая ответа, и клетка внутри трясётся вместе с ней. Когтистые монстры рвутся, рычат и требуют свободы. Она рявкает на них, а потом на мужа - резко, отрывисто, - и сбрасывает его руки. Он смотрит с недоумением, а она понимает, что клетка разломана, а пленники разбегаются внутри.




  • Current Mood: Предучебно-тревожное
  • Current Music: Notre Dame de Paris

Страхи

Очередной кусок моего творчества. На редкость связный и на редкость большой, хотя всё равно половина будет непонятна.

[болтовня не по теме, которую можно не читать]Начну, как всегда, издалека. Я тут заполняла свой паблос в ВК и перебирала старые драбблы: думала, как их туда закинуть, на какую песню писались, какие картинки искать, всё такое. Ну и вспомнила про эту вот недоглаву. Я её писала, кажется, зимой ещё, если не раньше, и без понятия, почему не выложила сразу сюда. Может, сессия была, может, ещё чего.
Короче, для моего драббло-паблоса этот кусок великоват, а для фикбука слишком непонятный, поэтому кидаю сюда.


Экспозиция:
Парень - очень сильный эмпат, может забирать чужие чувства и эмоции, просто прикоснувшись к человеку, в том числе и случайно. Обычно он отделяет свои эмоции от чужих, но периодически его "клинит".
Девушка живёт у него на птичьих правах (подробности я хз, это сюжетная дыра), про эту его способность не знает, поэтому считает истеричкой с внезапными переменами настроения.
Фокал её. По крайней мере, я пыталась в него.

[тыкните, чтобы читать по теме :)]Софи сидела на кровати и подправляла маникюр, высунув от усердия розовый кончик языка. Узоры на ногтях были мелкие и требовали максимальной сосредоточенности.
«With the lights out, it's less dangerous!» - завопил смартфон голосом известной группы. Софи вздрогнула и царапнула ноготь зубочисткой.
- Фак! – девушка потянулась к смартфону. Ну, и кто ей названивает в самый ответственный момент? С экрана улыбалось довольная рожа мэра. Роберт. Софи мазнула пальцем, отвечая на звонок, и зажала гаджет между ухом и плечом.
- Да, Роберт, ты что-то хотел?
Флакончик с лаком соскользнул с колена, разливая густую черную жидкость на белоснежные простыни. Фа-а-ак! Девушка вскочила с постели и схватила его, пытаясь спасти нежное белье. Поздно. Шелк безнадежно испорчен, а ацетон только добьет его. Замечательно!
- Да-да, конечно, - согласилась она, не слушая, и принялась раскладывать тюбики и инструменты по местам, - угу, угу. Ага. Погоди, что, что мне сделать? Нафига? Ла-адно, сейчас зайду.
Софи бросила смартфон на подушки и полезла в шкаф – переодеваться. Идти к Роберту не хотелось. Наверняка какой-нибудь очередной подарок – цацка или тряпочка, как будто их у нее мало! При всем своем обаянии, в девушках он совершенно не разбирается. Еще бы цветы подарил! Каменный век, блин.
Девушка забросила убитую лаком сорочку в угол и влезла в короткий льняной комбинезончик – естественно, белый! Как иначе? Поправила белье, щелкнула застежками и вышла в коридор.
- Ты здесь? – она легонько постучала в дверь. Та хранила молчание. Девушка толкнула ее и заглянула внутрь. В комнате было темно и душно. На постели смутно виднелся человеческий силуэт.
- Роберт, что за шутки? Свет включить не пробовал?
Софи потянулась к выключателю, но ее остановил хриплый шепот:
- Не надо!
Девушка замерла. Руки почему-то покрылись мурашками.
- Роберт? Не пугай меня, ладно? Что за подростковый ужастик?
Силуэт на кровати зашевелился и холодный белый свет от смартфона залил лицо мэра. Он был закутан в одеяло, как в кокон – торчала только голова. Яркий свет оставлял на лице причудливые тени, делая его почти уродливым.
- Посиди со мной, пожалуйста, - прошептал он. – Только дверь сначала закрой.
Софи послушно захлопнула дверь и повернула запор – в темноте она не сразу его нащупала – и села рядом с Робертом.
- Что с тобой? – спросила она нарочито уставшим голосом.
Тот поднял на нее глаза. Во взгляде читалось отчаяние, усиленное контрастным светом. Девушка подняла ноги с холодного пола и уселась в позу лотоса. Роберт вдруг капризно изогнул губы, всхлипнул и уткнулся ей в плечо. Как в каком-то триллере, ей-богу! Что с ним на этот раз?
- Да в чем дело-то, черт возьми! – воскликнула девушка чуть громче, чем нужно. Мэр не отвечал, только продолжал всхлипывать у нее на плече, размазывая слезы по рукаву ее кремово-белого комбинезона. Софи посидела пару минут, боясь пошевелиться, а потом аккуратно приобняла его за плечо. Роберт благодарно пробубнил что-то неразборчивое, и девушка прижала его к груди уже смелее.
Фиг с ним, с идиотом, в другой раз объяснит.
Они просидели в обнимку довольно долго, и когда Роберт, наконец, заговорил, Софи даже вздрогнула от неожиданности.
- Мне так страшно, Софи. Так страшно! Я не знаю, чего ожидать, не знаю, кто предатель! Я так боюсь, если бы ты знала! – шептал он, вжимаясь в ее плечо. – Так боюсь!
- Ну-ну, - пробурчала девушка.
- Они ненавидят меня! Все, все, особенно Совет! Они мечтают сместить меня, но не могут, я им нужен! Я слишком полезен для них, понимаешь?
С каждым словом Софи понимала все меньше. Полезен, как же! Ты не только самый красивый, но и самый бесполезный мэр, Роберт! Совет терпит тебя только потому, что ты – отличная реклама для них.
- Я тоже им не верю. Они не верят мне, я – им, все честно, правда? Нет, неправда, нет тут никакой честности! - громко не согласился он сам с собой и вдруг снова зарыдал и затрясся - Мне страшно!
Софи покачивалась, похлопывая его по спине. И как ее угораздило связаться с этим психом? Сколько раз уже она наблюдала его истерики, внезапные приступы доброты или гнева? Он то целыми днями кружил вокруг нее, развлекая всем, что приходило в голову, то вдруг пропадал на неделю, а возвращался всегда неадекватным. И каждый раз, наблюдая очередной его срыв или всплеск счастья, она задавалась вопросом – как? Как так вышло, что она живет в этом доме, с этим человеком? Кто он ей, черт возьми?!
- Они все смотрят на меня, когда я выхожу. Ты видела, как они смотрят? – Роберт проникновенно заглянул ей в глаза. Отчего-то вспотели ладони.
- Нет, я же не выхожу с тобой. Все время здесь сижу.
- Да, ты всегда здесь! Всегда со мной, Софочка, поэтому я тебе и доверяю. Я только тебе доверяю, ты знаешь это?
Конечно, она знала это! Такой доверчивый, что даже не потрудился ей объяснить, что вообще происходит. Молчит, как рыба об лед, и слова по делу не вытянешь! Только во время приступов своих и начинает болтать… Стоп! Что? Софи облизала губы. И почему ей только сейчас пришло это в голову? Она ласково улыбнулась мэру.
- Хотела бы я тебе верить, - печально протянула она, оставляя предложение незаконченным.
Роберт заволновался.
- Что значит, хотела бы? То есть, ты не веришь? – его глаза наполнились слезами. - Не веришь мне?
Прости, Роберт. Ты знаешь, я не хочу тебя обижать. Хотя откуда тебе это знать, ты ведь ничерта не понимаешь в девушках!
- Если бы ты доверял мне, то не заставлял бы сидеть в четырех стенах круглые сутки. Мог бы и взять меня с собой на какую-нибудь свою встречу! Но… нет, все это просто слова. Ты ни в чем не подозреваешь меня только потому, что я ни с кем не общаюсь.
- Это не так! Софи, как, как ты можешь? – горячо воскликнул мэр и снова расплакался. – Я же, я же берегу тебя от них от всех! Ты и представить не можешь, что это за люди! Все это, - он ткнул себя в грудь, - все это вот сделали со мной они! О, Софи, это страшные люди!
Девушка прижала его к себе, поглаживая по затылку. Попытка манипуляции с треском провалилась. Конечно, Роберт, ты ни в чем не виноват, как можно? Это все они, злодеи в белых халатах, это они дергают тебя за ниточки и заставляют рыдать у меня на груди, правда? А ты – маленькая невинная овечка. Жертва обстоятельств.
Больше Роберт ничего не говорил, только всхлипывал, дрожал и вжимался в плечо. Софи просидела с ним несколько часов, ожидая, пока он уснет, потом уложила, подоткнув одеяло, и на цыпочках вышла из комнаты. Ей хотелось только упасть и умереть – рыдающий мэр выматывал ее. Вместо этого она устроилась с книгой в кресле возле его двери. Мало ли, проснется, позовет «мамочку». Должна же она быть рядом.
  • Current Mood: Творческое
  • Current Music: Nirvana - Smells Like Teen Spirit

Разговор внутри головы

И с вами снова путевые заметки нерадивого писателя. Нет, обычно я так себя не называю и предпочитаю скромно именоваться "пишущей", но чего не сделаешь ради красного словца)
В общем, я пришла с очередным челленджем. Уже почти традиция сложилась - нести их все сюда. На этот раз довольно коротко, но сложновато в исполнении. Хотя сложность зависит только от вас)

Итак:
Отличный способ узнать персонажа поближе - поговорить с ним. Ага, звучит бредово, знаю. "Он же выдуманный", скажете вы, "Что за шизофрения?". Но ведь все писатели немного сумасшедшие, верно? В общем, садимся/ложимся/принимаем любую другую удобную позу и начинаем "медитировать". Лично мне важно, чтобы никто не отвлекал, то есть, тишина и темнота (я глаза всегда закрываю), но это уж у кого как.
Собственно, в чём заключается "медитация": представляем себя и нужного персонажа в одной комнате. Можно представить его рядом с собой, можно продумать отдельную комнату по типу "чертогов разума" у ББСишного Шерлока. Я вот не очень хорошо представляю детали, поэтому мы сидели в пустом белом пространстве. Потом перс взбунтовался (из-за своих личных загонов) и мы переместились в огромный тёмный зал, где я светила на него софитами, а сама оставалась тёмным силуэтом :)
Ну а после начинается самое интересное - общение. Ты задаёшь персонажу вопросы, он отвечает, но может и сам о чём-нибудь спросить. И вот тут есть один важный момент. поначалу довольно сложно представлять, что вот этот вот образ в твоей голове - живой человек, со своими собственными мыслями, планами, мечтами, и, самое главное - со своим характером. Это в принципе довольно сложный процесс - отделять персонажа от себя самого, а когда он ещё и вот прямо перед тобой и вы должны сейчас поговорить, очень дезориентирует. Мне понадобился где-то час на притирку, когда я просто настраивалась на него, задавала самые простые вопросы, рассказывала, кто я вообще и что происходит) Зато, когда он понял, сразу попытался узнать у меня сущность бытия и смысл жизни :D Пришлось объяснять бедняге, что я сама не в курсе, после чего он сразу обнаглел и перестал верить, что я его создательница. А ещё он, как настоящий политик, мастерски сливался с темы и врал мне в глаза, как будто я не знаю его, как облупленного.
В этот раз у меня была конкретная цель: выяснить мотивы одного его поступка, который в сюжете есть, но никак не объяснялся. Он увиливал, как мог, завернул мне вдохновенную речь о том, "что такое красота", и в итоге я так и не получила ответ на свой вопрос, потому что полетела эту самую речь записывать.
В общем, как-то так) На первый взгляд довольно глупо, но, если вы относитесь к персонажам так же, как и я, должно получиться весело и познавательно :)

[тут та самая речь :)]Красота…
Каждый видит её по-своему. Кто-то в симметрии - в стремящихся ввысь шпилях готических соборов, или в зеркально точном отражении в воде; а кто-то в асимметрии - английские сады или бескрайние поле с тонкими редкими деревцами.
Кто-то видит её в буйстве красок, а кто-то в монохромных пейзажах.
Кто-то в великолепии шторма, а кто-то в скромности маленькой церквушки.
Я считаю, что все они правы, и во всё этом есть своя, особая красота, которую только нужно разглядеть. Я люблю красоту и люблю прекрасные вещи. Я стараюсь собирать в своём доме то, что никто более не оценил и придавать им новое звучание среди белых стен. Но больше всего я люблю находить красоту в человеке.
Взгляни на меня! (просит зеркало, смотрит в него, снова поворачивается ко мне) Я - слепок того, каким хочет видеть человека современное общество. Я белокож, голубоглаз и тонкокостен. Родись я на век раньше - да что там, даже на полвека! - и меня называли бы похожим на девчонку. Тогда ценились другие мужчины: широкоплечие, с узкими бедрами, накаченные мачо. Тогда совсем другое считалось красивым.
Поэтому я собираю вокруг себя людей… особенных. Прекрасных не красотой манекена, а необычных, с изюминкой. Чуть длинный нос, непропорциональные губы, даже короткие ресницы могут сделать из просто красивого лица очаровательного живого человека.
Я люблю смотреть на красоту рядом и стараюсь её собирать. Я, знаешь ли (ты знаешь, верно?), немного коллекционер.
Софи… она прекрасна! Она не похожа на других. Когда я впервые увидел её, она была побрита налысо, бледная и с синяками под глазами. Но она была так восхитительна! Я никогда не видел девушки, подобной ей. Я не мог позволить ей погибнуть.


З.Ы. Врёт как чёрт, чтоб вы знали)
  • Current Mood: Лениво-сонное

Magico / Магия древних

Так неудачно получилось, что в этом году я почти не смотрю фильмов - предпочитаю сериалы; и почти не читаю книг - тех, которые напечатанные, с названием и обложкой. Зато прочитана огромная куча фанфиков, статей, монографий и прочей малоценной или нехудожественной ерунды.
Естественно, писать отзыв о каждом - откровенное читерство, да и не помню я их все, (хотя некоторые настолько шикарны, что их стоило бы напечатать).
Но!
Сегодня (точнее, уже вчера), я дочитала шикарную мангу, которая, кстати говоря, вполне себе напечатана. И я с полной уверенностью запощу сюда отзыв на неё. В конце концов, он всё равно уже написан.

454983[1]

[Осторожно, море спойлеров!]Начну с рисовки. Это было первое, что привлекло меня в манге, именно благодаря кавайным персам на обложке я решила читать её прочитать. Ну и ещё потому, что она обещала быть смешной, а мне в последнее время хочется чего-то доброго и весёлого. Так, рисовка! Не отвлекаться! Она мне ооочень понравилась, чибикоподобные персонажи вызывали приступы умиления и смеха, окружающий мир тоже прорисован на ура, в этом плане даже придраться не к чему, да не особо и хочется.

Чей-то замок

Хотя нет, всё-таки придерусь - в экшен-сценах я периодически терялась. Хотя и в других мангах с таким сталкивалась, так что это скорее мой личный баг (ну или баг всех манг). Да и более внимательный взгляд на картинку всё-таки решал проблему.

Атмосфера. Вот тут точно претензий нет, атмосфера весёлого безумия держится на протяжении всей манги. Она оказалась именно такой, какой я ждала - весёлой, странной и очень-очень милой. Плюс изредка пошловатые шутки ;)
Сюда же отнесу магию, которая очень разнообразная. Каждый появившийся в сюжете маг умудрялся использовать что-то новое. Причём настолько новое, что у меня аж глаза на лоб лезли - как такое можно придумать вообще? В общем, мой внутренний любитель фэнтези визжал от восторга, и я вместе с ним.

Персонажи. Характеры сильно утрированные, под стать рисовке. Но при этом достаточно яркие и выпуклые, чтобы их полюбить. Плюс целая куча ярких второстепенных и эпизодических героев, которые заставляли за себя поволноваться (хотя я вообще тот ещё дурак - даже если персонаж практически бессмертен, умудряюсь за него переживать).
Кстати, Шион показался похожим на Эда из "Стального Алхимика". Та же крутость в юном возрасте, те же стеснительность и проблемы в отношениях, тоже трабблы с мамой (про кадр с мамкиным ритуалом я вообще молчу). При этом, как ни странно, ассоциаций нет, сходства чисто логические, а внутренне ощущала его как совершенно другого персонажа, что несомненный плюс.

Звёздная метла

Анис и её ЧЮ. Оооо, про это стоит поговорить отдельно, но, честное слово, я не знаю, что написать. Она слишком прекрасна, чтобы её разбирать. Просто признаюсь ей в любви и пойду дальше.

Анис

Про Эмму. Просто скажу, что она из тех типичных ГГ, которые должны бесить, но почему-то не бесит. Наверное, потому что она не тупит (хотя она дико наивная, ааа, один поцелуй на парном турнире чего стоил), всегда старается помочь и зачастую вполне успешно. В общем, она совсем не кажется глупеньким балластом, хотя, вроде бы, им и является.

Невеста

Про Луу-чан отдельно вроде нечего сказать. Разве что, что я искренне переживала за Зига, когда она вцепилась в его хвост. А ещё она хатхатхат в виде барышни.

Большая Луу-чан

Из второстепенных больше всех впечатлил, конечно, Джошуа. Очень много разных эмоций вызвал, прям ух! Сначала бесил неимоверно, с этим его свинарником, ыыы, я злилась и хотела, чтобы они с треском проиграли. Потом постепенно начал нравится, а под конец я влюбилась, такой шикарный мужик, вах! А улыбка какая! Переживала как за родного, успокаивалась только мыслями, что это же добрая сказка, всё будет хорошо! Но трое братьев недовольно косились из угла и я продолжала нервничать.

Джошуа2

Сюжет. Основная линия достаточно простая, но детали, детали! Мангака умеет в вотэтоповороты. Ритуалы один другого смешнее.

Вот, казалось бы, всё так классно и замечательно, почему не поставить десятку? Но нет. В каждой бочке с мёдом найдётся ложка дёгтя. И здесь ею оказалась концовка. Концовка, блин! Как будто кто-то выдрал несколько глав из конца, оставив только финальные и пропустив часть событий из середины. Я уже успела выяснить, что мангу просто быстренько прикрыли из-за чего-то там, что повергло меня в печаль и уныние. Причём, конкретно к происходящему у меня претензий нет, всё было интересно и замечательно, но слишком быстро. Страдаю весь день. Вот вплоть до того, как появляется голова Экидоны, всё так замечательно! Весело, трешово, мило и тут вдруг пара глав - и конец.
Куча линий повисло в воздухе:
- мама Шиона - нафига такие крайности?
- как он умудрился стать настолько крутым, в короткий срок, да при том, что стал слабее обычного?
- что они не поделили с Зодией?
- зачем 500 лет назад Экидона поубивала русалочек?
- что там с королём Хвоста дракона, битву с которым я ждала?
В общем, целая куча мелочей, которые хорошо бы раскрыть, несколько довольно значительных, и, самое главное:
- нафига заканчивать Мэджико, если голова Экидоны разлетелась на миллион маленьких Экидон? Вроде как, от тела уже никакого толку, не должно ли оно было гикнуться? Это просто... я не знаю! Это глупо.

И Главгад, круче которого только яйца, помирает с одного удара :( И ладно бы, пусть помер, но я не успела прочувствовать его эпичность. Если бы хоть ту же битву с Сефиротом показали, чтобы в его могущество верилось, было видно, как он всех их побеждает, а потом одним ударом - хоп! - и нет его, было бы очень даже замечательно. А так... Я в печали.
При том, что, кроме этого, и упрекнуть-то не в чем, кроме разве что обычных для манги и аниме условностей, когда противники во время боя постоянно друг друга "ждут" и болтают. Или что герой всегда в итоге побеждает. Или что он такой крутой в 16 лет (и другие двое крутых его ровестники)

Тем не менее, в целом - отлично! Села читать с паршивым настроением - пара страниц, и я уже ржу в голос! Если хотите поднять себе настроение или просто развлечься - самое то.
А последняя глава вообще порадовала. Тут вам и юмор, и романтика, и треш, и все полюбившиеся персонажи (и Джошуа, ыыы), да ещё и негодование от слитой (!!!) концовки смягчилось выводами, которые были в итоге.
Их вообще стоит в отдельный большой плюсище записать, потому что мораль, отсылающая почти ко всем моментам манги - это замечательно. Что "прутья одной метлы", которое, помимо очевидной отсылки к известной притче, намекает (не менее очевидно, впрочем) на метлу Шиона. Что "сила магии в мечтах людей". Эта фраза вообще заставила меня визжать - каждый, каждый в манге ссылался на свои или чужие мечты, и упоминание этого в финале - просто шикарно. Я очень люблю символизм. Пусть мораль довольно простая, без всяких глубоких смыслов и философских дилемм, зато она добрая и красиво отсылает назад.

Господи, как всё плохо-то!

Да, я буду просто сюда орать, потому что больше некуда. Всё равно в мой ЖЖ забредают полтора человека раз в полгода, никто не обидится, если я выплесну свои бессвязные эмоции прямо сюда. Наверное, я могла бы облечь их в красивый адекватный текст, но я не хочу.

Меня никто не понимает (тм)
Серьёзно, тупая подростковая проблема, но блин! Я со всеми разругалась, но всех обиделась, сижу одна на кухне и печатаю этот текст, потому что пожаловаться вслух не могу - я же на всех обиделась.
Меня безумно обижает невнимание ко мне и моим чувствам. Наверное, психологам и прочим психотерапевтам это скажет обо что-то не очень хорошее. (Можете мне сказать, что именно, если вам не сложно, проходящие мимо психологи?) Мне очень важно, чтобы на мои просьбы кто-то откликнулся, помог, хотя бы просто проявили сочувствие!
Кто-то скажет, что жалость к себе плохая вещь - но меня чувство собственной значимости побуждает делать что-то, к чему-то стремиться.
Кто-то скажет, что меня не обязаны жалеть, и вообще, "никто никому не должен". Но, чёрт возьми, как же обидно, когда человек, которому ты всегда стараешься помочь, которого всегда стараешься во всём поддерживать, просто говорит тебе, что твои проблемы дерьмо, а ты инфантильный дурак. Какого чёрта, парень, я могла бы сказать то же самое о тебе! Прояви немного сочувствия, хотя бы изобрази, это не так уж сложно.
Когда я жалуюсь, я не прошу помощи - и прошу сопереживания. Чувство, что я кому-то небезразлична, побуждает меня стремиться к чему-то, чего-то добиваться.

Какого чёрта, люди! Не игнорируйте меня.
  • Current Mood: Дерьмовое

Когда ссорятся друзья

Какой же ужасный сегодня день. У меня вообще сейчас отвратительный период, я ничего не делаю и всё равно ничего не успеваю, но сегодня всё вообще так наложилось, что даже жить не хочется.
Начнём с того, что до седьмого числа мне нужно дописать и сдать статью. И тема интересная, и мне нравилось этим заниматься, но на прошлой неделе сломался ноутбук, и несколько дней прошло впустую.
Я все выходные занималась только статьёй, не смотрела сериалы, не читала, не вышивала, даже не писала, хотя подруги устраивали очередной челлендж на драбблы и мне ужасно хотелось поучаствовать. Но я взяла себя в руки и мужественно мучила статью, чтобы успеть к сроку. И вот выходные прошли, а количество правок к ней по-прежнему зашкаливает, а время идёт, а в двадцатых числах у меня конференция, к которой я ещё даже не начинала готовиться. А ведь учёбу тоже никто не отменял, сессия всё ближе, а я и так беспрецедентно много забиваю на учёбу в последнее время.
И мысль о том, что три ближайшие недели пройдут в таком ритме, совершенно демотивирует, и руки опускаются, и хочется забиться в угол с пледом и реветь.

И как назло, именно в это время мои две самые близкие на данный момент подруги умудряются поссориться. Ещё вчера всё было хорошо, мы обсуждали персонажей друг друга, делились смешными постами, а сегодня они разругались в пух и прах, одна другую называет последними словами, а вторая даже не понимает, что сделала не так. И я тут, вроде бы, совершенно не причём, никто меня ни в чём не винит, обе продолжают со мной общаться. Но, чёрт возьми, я чувствую себя как ребёнок, у которого развелись родители, я их обеих люблю, и не хочу ни одну из них терять, и по-отдельности с ними общаться не хочу, мы с самого начала были вместе.
И, с одной стороны, мне хочется их обеих убить, или просто ударить изо всех сил, сказать, чтоб мирились немедленно, что мне плохо из-за того, что они поссорились! А с другой, я боюсь кого-то из них обидеть, потому что они обе мне дороги.

И я просто морожусь от обеих, не отвечаю на сообщения, делаю вид, что меня вообще нет. И, скорее всего, этим их обижаю. И ни одна из них не знает, насколько мне плохо, потому что я молчу и притворяюсь кустом. И ведь это уже второй раз за последние два месяца, и у меня такое чувство, что они теперь уже не помирятся никогда.

И из-за всего этого в один день мне ТАК ПЛОХО, что и не передать! Просто сижу и реву.

Сумбурнее некуда всё, даже перечитывать не буду. Просто поток сознания.

Прошлое в прошлом?

Я слииишком редко сюда пишу. Это печально, потому что ЖЖ мне нравится, да и есть, что написать. Но увы. Я слишком ленивая.
Сегодня здесь будут наполовину мои, наполовину персонажьи размышления о прошлом. Писалось под более чем внезапную музыку на очередном мьюзик челлендже. Песня проассоциировалась с персонажем, а персонаж выдал нежданчик. Она вообще странная у меня, одна из любимых и наиболее продуманная в своём мире. И она странная, немножко не в себе, немножко актриса, и предсказать её поведение не могу даже я :)

В общем, ловите, кому интересно:

[размышлизмы Геллы]Прошлое в прошлом, говорите? Черта с два, прошлое здесь, рядом: в каждой вещи, которую вы когда-то брали в руки, в каждом булыжнике на мостовой, в каждой монете, в каждом порыве ветра. Прошлое – в вашей голове.
А ещё – в книгах.
Больше всего его, конечно, в книгах по истории. Но в них прошлое скучное, жёсткое и какое-то пластмассовое. Голые факты, причёсанные умелой (или не очень) рукой автора, приправленные одной-двумя байками разной степени забавности.
В дневниках и мемуарах прошлого, конечно, меньше. Но здесь оно настоящее, живое, искрящееся. В нём и запахи, и звуки, и мамина стряпня на кухне, и тайные разговоры о революции, и концерты любимых групп. В них всё, что когда-то волновало человека. Живого, обычного человека, с мечтами и планами, с идеями и разочарованиями.
В художественных книгах прошлого ещё меньше. В них прошлое искажено, оно такое, каким его видел писатель. Но зато в них, как нигде, видны его тайные помыслы. В дневнике можно соврать, приукрасить себя с оглядкой, что его когда-то прочтут. В стихах или рассказе соврать нельзя. Как бы ни хотелось тебе, мысли видно, как под лупой. Строки повести – почти обнажённые нервы.
Есть ещё умные книги, но они не достойны упоминания здесь. В них нет прошлого, только цифры-цифры-цифры, странные значки, похожие на незнакомый язык и много-много страшно умных мыслей.

Гелла шагнула за порог библиотеки, придержав рукой дверь.

В вещах прошлого не меньше, чем в книгах. Вот – всего лишь ржавый гвоздь, но он бережно хранит прошлое, оставленное в нём кем-то. Погнутая шляпка расскажет о молотке, что его забивал, ржавчина… Ну, пусть кто-то другой её прочтёт, для меня это слишком сложно.
И всё же нигде нет столько прошлого, сколько в голове. Публичная библиотека напомнит о часах, просиженных в читальном зале – в тишине, прячась от библиотекарши, потому что бывала там нелегально. Корешок книги – о том, как читала её вслух, вроде бы уставшему другу, но на самом деле – самой себе, потому что друг уснул. Самые обычные перила напомнят, как толпа подростков-скейтеров чуть не сбила с ног, а голубь… чёртов голубь!

- Эй, если бы я не успела отпрыгнуть?! – Гелла грозит небу кулаком.

Так, на чём я остановилась? Ах, да! Я как раз думала о том, что в моей голове прошлого больше, чем в чьей-нибудь ещё. Вчера был день рождения (надо же, ещё помню про него), сто двадцать семь лет исполнилось (и возраст свой помню, вот уж воистину удивительно). Может ли ещё хоть кто-нибудь на Земле похвастаться, что в столько лет сохраняет твёрдую память и здравый ум? Вряд ли.

Гелла плюхается на скамейку, пугая голубей. «Так им и надо, подлым тварям», мстительно думает она, прикрывая голову газетой. Поднимает голову и щурится на яркое солнце.

Сколько же прошлого в моей голове, надо же. Даже побольше будет, чем мыслей. Осталось выяснить, где прячется будущее. Тогда жить станет совсем уж скучно.


З.Ы. Мысли, конечно, местами мои, но большей частью всё-таки принадлежат Гелле :)
  • Current Mood: Творческое
  • Current Music: Lady Gaga – MANiCURE

Мечты о несбыточном

Я сегодня вдруг осознала что никогда не стану знаменитой.
Нет, я и раньше понимала, что я обычный человек, не хватающий звёзд с неба. Но сегодня, слушая обсуждение великих историков, я поняла, что моё желание быть известной настолько эфемерно, что не воплотится никогда. И ни сама я не буду великой, ни мой муж, ни дети - гении тянутся к гениям.
И мне почему-то вдруг стало так обидно! Но ведь я ничего не делаю для того, чтобы достичь этого величия, плыву по течению и надеюсь, что меня не затянет в омут или водоворот.
Я не стану знаменитой не потому, что я обычная, а потому, что ничего не делаю для этого.
Вот у моих одногруппников - у некоторых из них - есть на это шансы. Потому что они уже сейчас действительно увлечены историей, занимаются ей, кто-то уже пишет работы, ездит на конференции. А я слишком поверхностна, чтобы куда-то углубляться, слишком люблю всё новое, чтобы долго и с удовольствием копать одну какую-то тему.

И вот я сижу, печальная, и снова тихонько впадаю в депрессию от осознания собственной ничтожности и никчёмности. И тут, в ответ на фразу преподователя "...вот вы, студенты - тоже маргиналы...",  одна девочка из группы (ИМХО, одна из самых талантливых, хоть и не люблю я её) вдруг возмущается: "Почему это мы маргиналы?"
И преподователь начинает её повторять, что маргиналы - это выпавшие из своего класса люди, которые ещё не вписались в новый класс, и бла-бла-бла, и всё такое прочее.
А я вдруг понимаю, что, пусть она и талантливее меня в сфере истории, но она совершенно не чувствует слово. И "маргинал" для неё - безусловное оскорбление, и нет для неё в этом слове никакого другого значения. А для меня - есть. И я вижу эти его значения - так же хорошо, как она знает дату тайпинского восстания, - и вижу, как они менялись, и что вложил в него наш преподователь, и что другие люди вкладывают.
И пусть я ещё не научилась владеть словом так, как мне хотелось бы, но я опраделённо его чувствую. А это уже что-то.

И я поняла, что не так уж мне и нужно быть знаменитой. Я буду продолжать лелеять эту мечту, представлять, как люди ахают, услышав мою фамилию, но всё это пустые фантазии.
В принципе, мне вполне хватает того, что у меня уже есть.
  • Current Mood: Философско-задумчивое