Челлендж "без названия"

Как же часто я тут появляюсь, ммм.
Очередной челлендж. Внезапно неписи вместо пережёвывания своих персонажей, поэтому донесла сюда. Вотэтоповороты и мудаки даже по моим меркам. Другими словами, волшебная подборка. Итак, без лишних слов, переходим к текстам! (Первый драббл традиционно дно, поэтому его не будет).

[тыкнуть, чтобы читать]Vanilla Ninja – Liar


- Лгун! Как ты мог!
- Лилли, успокойся, это не то, что ты думаешь! - Дэйв замотался в покрывало.
- Лгун!
Она выскочила из комнаты, едва различая мир сквозь пелену слёз. Дэйв побежал было за ней, но она захлопнула дверь перед самым его носом.
- Лилли!
- Не хочу тебя видеть!
Она плюхнулась на край ванны и безудержно зарыдала. Перед глазами мелькали кадры их совместной жизни: зоопарк, первый поцелуй возле пруда с лебедями, заляпанное мороженым новое платье; первый совместный пикник и не вовремя появившиеся туристы; горнолыжный курорт, где они обнимались на снегу; знакомство с родителями; предложение в самом дорогом ресторане города; Дэйв, обжимающийся с коллегой в их, их кровати!
Она распахнула дверь и швырнула кольцо с бриллиантом прямо в его наглую рожу.
- Забирай! И можешь валить из квартиры сию же секунду!
- Лилли, милая, послушай..
- Я ничего не хочу слышать!
Она вытерла горячие слёзы и достала пакет с верхней полки. В него полетели крем для и после бритья, зубная щётка, бритва, шампунь и полотенце для ног. Резиновые ракушки, уютно расположившиеся на полу ванной, отдираться не желали, и Лилли полезла за ножницами в ящик под раковиной. Между расчёской и кремом для рук уютно расположился пистолет. Дэйв называл его “пукалкой”, когда она ходила в тир тренироваться.
- Что ж, посмотрим, на что способна эта “пукалка”, - прошептала Лилли, распахивая дверь.


TAEYEON (태연) – I Got Love

Для этого драббла у меня даже иллюстрация есть. Спасибо подруге, подогнавшей песню и ассоциации.

Она сидела за столиком кафе, отделённая от меня только тонкой стеклянной перегородкой. Она была воплощением совершенства - точёные скулы, изящные пальчики, карие глаза, волосы уложены волосок к волоску. Она даже ела, как принцесса: пользовалась вилкой и ножом, отставляла один пальчик в сторону, когда пила кофе, и наклоняла свою хорошенькую головку на бок, когда разговаривала с официантом.
Я заметил её полгода назад. По вечером, в будни, она приходила сюда за чашечкой кофе и фирменным пироженым, а я наблюдал за ней из-за перегородки, не осмеливаясь подойти ближе. За это время я изучил все её привычки. Когда она бывала расстроена, она просила больше салфеток и промакивала ими глаза. В хорошие дни она мило общалась с официантом и я ненавидел шум толпы за то, что не мог слышать её, несомненно, волшебный голосок. По праздникам она приходила в компании подруг - они тоже были весьма милы, но даже близко не дотягивали до моей возлюбленной.
Я так часто наблюдал за ней, что мне казалось - мы знакомы. По ночам мне снилась её улыбка и я с нетерпением ждал вечера, чтобы увидеть её наяву
И вот, сегодня, наконец, свершится - я признаюсь ей в своих чувствах. Я даже хотел купить кольцо - но, думаю, нужно сначала спросить её мнения. Вдруг она подумает, что я слишком тороплюсь?
Я подождал, когда она допьёт кофе - не хотел мешать - и осторожно приблизился к столику.
- Здравствуй, - сказал я, - я давно хотел тебе сказать… Возможно, я выгляжу глупо, ведь ты меня даже не знаешь, но зато я знаю тебя! Я долго думал, как сказать об этом, и вот я решился. Я хочу сказать, что я… Понимаешь...
- Брось, милашка, я всё понимаю, - неожиданно басом ответила моя нимфа, - давай, на чём мне расписаться?
Я бежал из кофейни так быстро, что споткнулся о порог. Как жаль, ведь здесь варили отличный кофе.

y7Cg1t9kP4Y[1]

Екатерина Яшникова – Миноры

На зеркале в ванной висело послание. Как обычно, он ушёл до того, как она успела проснуться - всё верно, это её муж в отъезде, а его жена дома и ждёт, когда он вернётся с работы, где его опять “задержали заполночь”.
Она провела пальцами по тонкой бумаге. “Завтра не смогу, надо отвезти сына на секцию. Люблю тебя”. Так мало слов, так много боли. Бумага полетела в мусорку. Одной в доме было невыносимо пусто. Ловить его взгляд поверх монитора и то не так тоскливо, как выбрасывать все напоминания об их любви. Муж вернётся только через три дня, но два из них - выходные, и любимый всегда отдаёт их семье, а третий - завтра. А значит, снова дни в одиночестве, и лучше уж оно, чем общество ненавистного мужа, который вернётся уже в понедельник и будет бесконечно расспрашивать её о том, как она провела неделю без него. Как ей хотелось сказать правду в ответ на его вопросы! Слова теснились в груди невысказанной болью, но она выпускала их только на бумагу дневника, который оставался золой в камине. Как и цветы, что подарил любимый.
В зеркале отражалось её лицо - слипшиеся от слёз ресницы и красные глаза. Иногда она завидовала любимому - его любили две женщины сразу. А её - её никто не любил.


Ruelle – Bad Dream


Когда-то была одна Мечта. Мечта была такая огромная, что хозяйка каждый раз боялась за нее браться - вдруг ничего не получится? И Мечта раз за разом убиралась на задворки сознания. На задворках было уютно. Там её освещало солнце памяти и грел душевный огонь. Иногда на задворки заходила и хозяйка Мечты. Она разворачивала брезент и любовалась тем, как на боках у Мечты играет солнце, и какие чудесные цвета рождаются прикосновением. Намечтавшись вдоволь, хозяйка вновь убирала Мечту и возвращалась к своим повседневным заботам. Она вновь убиралась и стирала, готовила обед и отчёт на работу, оттирала пригоревшую посуду и разрисованные обои. Она была обычной женщиной, и её дни были бы такими же обычными, если бы не Мечта. Мечта согревала её жизненный путь, надеясь однажды увидеть свет.
Мечта умерла со своей хозяйкой, и перед смертью она поняла - она была не Мечтой. Она была Лучом Света.